forkredit.com | http://www.sadowod.com | vivaspb.com | finntalk.com
Печать

Империя

      

Фёдор Папаяни

К вопросу о смысле жизни восточных славян

 

         В последние деся­тилетия возросло ощущение бессмысленности и напряженности в жизни людей. В мире царит вопиющая несправедливость, финансовые «мыльные пузыри» и другие афёры мировой олигархии лихорадят экономику большинства стран, а в различных уголках земного шара не прекращаются кровавые конфликты. Обострились глобальные проблемы, ставящие под угрозу перспективу выживания человечества. Для всех европейских народов, в том числе восточнославянских, стало нормой депрессивное состояние. Люди обеспокоены, в основном, личным благополучием, и всё чаще, без разбора средств. Мир планомерно подходит к пределу падения морали, за которым неминуемо последует разрушение и хаос.

       Это та реальность, с которой приходится считаться, она заставляет что-то срочно делать.

Главная проблема людей, кроется в непонимании смысла жизни на уровне индивида, этносов, человечества в целом; в культивировании ложных ценностей, и, как следствие этого, – в постановке ложных целей, ведущих к разрушению и человека, и мира, в котором он живёт. Без ясного понимания конечной цели жизни, как личной, так и своего народа, человек может быть легко введен в депрессивное или агрессивное состояние; может легко сменить мировоззренческую ориентацию: стать адептом кровожадных революционных идей, религиозных сект, нацизма, принять идеологию потребительства или даже опуститься до животного образа жизни. Понимание смысла жизни, как личного, так и своего народа, является для человека главнейшим вопросом бытия. Только жизнь, обретая смысл, наполняется духовным содержанием, не страшится смерти, не боится ничего. Осуществление высшего смысла придает человеческому бытию нравственное величие, осознание своей целесообразности и востребованности, своё оправдание.

В статье упоминаются империи, и упоминаются не случайно. Главная геополитическая тенденция мировой истории заключается в постоянном стремлении к формированию империй, как инструмента экономического, культурного и политического влияния, вплоть до мирового господства. Примеры тому - Персидская, Римская, Византийская, Татаро-монгольская, Османская, Германская, Британская, Австро-венгерская, Российская империи. Для СССР, США и КНР, в полном смысле империями не являющимися и императоров не имевших, тем не менее, характерны существенные имперские признаки, позволяющие отнести их к империям как мощным геополитическим образованиям, распространяющим имперское влияние на подконтрольных территориях. Поэтому не случайно З.Бжезинский любит сравнивать США с Римской империей [1], а Советский Союз американские политики называли «империей зла». На исторические процессы вполне можно смотреть через призму борьбы всех вышеназванных империй и их идеологий. Малым государствам остаётся рассчитывать лишь на благосклонность империй. Таким государствам приходится становиться вассалами или союзниками тех или иных империй, и соответственно, разделять идеологии последних.

Поколения людей, воспитанные в русской, а затем в советской имперских культурах, без смысла жить не могут. Этим они отличаются от современного западного общества, или от восточного. Поэтому смысложизненные вопросы можно считать задачами первостепенной важности для восточнославянских народов. Эти вопросы рассмотрены в заявленной статье.

Особенностью жизни восточных славян, культура которых восходит к православному имперскому византизму, является то, что, этот смысл уже много столетий тому назад найден их достойными предками. В этом наследии надо лишь внимательно разобраться, как, впрочем, и со своим мировоззрением.

В условиях, когда сущность бытия остаётся тайной для человека, мировоззрение представляет собой комбинацию материалистических и/или идеалистических верований на основе здравого смысла, жизненного опыта, логики и совести [5]. Но что особенно важно - каждому человеку приходится делать свой мировоззренческий выбор и нести за него ответственность.

            Борьба между добром и злом, между нравственностью и аморальностью, смыслом и бессмыслицей в человеческих душах и в обществе идёт столько же времени, сколько существует человек. В I веке нашей эры, в мир пришел Иисус Христос. Категории добра и зла приняли ясные очертания. С тех пор вот уже двадцать веков веков наблюдается жесткое противостояние двух фундаментальных смысложизненных концепций – христианской (добра) и богоборческой (зла). Это противоречие постепенно приобрело не только нравственно-этический, но и ярко выраженный идеологический характер.

Основу христианства составляет вера в то, что Бог явил себя людям в лице Иисуса Христа. Явил для того, чтобы люди смогли получить доступное представление о непостижимом для человеческого сознания Боге, о главном человеческом Законе жизни – милосердной любви. Чтобы смогли осознать своё божественное предназначение, нравственные ориентиры, смогли спасти свою душу, найти дорогу в вечный «рай небесный». Согласно Христианству, все материальные богатства мира – ничто по сравнению с ценностью человеческой души, поэтому идея её спасения является ключевой в этой религии. Православие, как форма изначального ортодоксального христианства (без догматических изменений со времён апостолов), призывает к единой нравственной среде на основе единой трактовки коллективным разумом Церкви библейского наследия. Христианство пробуждает и направляет совесть людей на основе божественных нравственных начал. Оно учит различать добро и зло, праведность от греховности, учит высокому значению и смыслу человеческой жизни. Христианство делает ставку на свободный выбор человека, на внутреннюю потребность любви, добра, справедливости, душевного комфорта и гармонии с окружающим миром.

Основу богоборчества (иначе, ­- антихристианства) составляет неприятие не только и не столько личности самого Иисуса Христа, но всего того, что проповедует христианство. Богоборчество объединяет различные идеологические направления: от религиозного фарисейства – до атеизма, но всегда с отказом от духовных и нравственных ценностей христианства и всегда с ориентиром на материальное благополучие, которое логически завершается безграничным потреблением. Богоборчество во всех его проявлениях, овладевая сознанием под прикрытием общественного законодательства по правам человека, угнетает совесть людей на основе не только дозволения, но и культивирования безнравственности, всего того, что определено христианством как грехи и пороки. Во имя установления материалистического «рая на земле», богоборчество формирует из человека бездуховного, безнравственного потребителя. Бытующий в Западном мире плюрализм размывает понятия добра и зла воображением тех, кто заказывает и создаёт информационные продукты. Стратегической задачей богоборчества является полное уничтожение христианства. Тактической задачей богоборчества является разрушение единой христианской нравственной среды, дискредитация идей И.Христа. Эту задачу богоборцы решали поэтапно.

Первый этап победоносного шествия богоборчества начался ещё в эпоху Возрождения древнегреческой философии (XV-XVI вв.), и прежде всего – языческого материализма Эллады. Богоборцам возрождать и перерабатывать древние идеи (аристотелизма, платонизма, пифагореизма, эпикуреизма, стоицизма, натурфилософии и др.) стало нужно для того, чтобы на этом дохристианском, феноменальном по своему масштабу интеллектуальном поиске истины генерировать противостояние христианскому вероучению. Несмотря на то, что предложенная философией Возрождения схема устройства мироздания была, мягко говоря, весьма наивной, в Европе по сути дела произошла реформа нравственных ценностей, сопровождаемая падением авторитета церкви и христианского вероучения. Первый парадокс ситуации заключается в том, что древнегреческое философское наследие сохранено христианскими монахами, бережно переписывающими и хранившими древние рукописи для будущих поколений. Второй парадокс – в том, что сами греки, будучи весьма философствующим народом, с IV века н.э. (и вплоть до наших дней) стали последовательными апологетами ортодоксального христианства. С точки зрения смысложизненной ориентации греки относятся к философии своих предков как к культурному наследию древней эпохи, подготовившему их пытливые умы к принятию и адаптации идей И. Христа.

В средние века (V-XV вв.) Римская Церковь, сама нарушив христианские заповеди, использовала насильственные методы борьбы со своими оппонентами. Работали суды инквизиции, пылали костры для еретиков, возникло явление «папизма» как распространение не только религиозной, но и политической власти Папы Римского. Римская Церковь благословила кровавые крестовые походы (в том числе рыцарей, разграбивших Византию, после чего православное царство так и восстановилось), стала активным политическим игроком Западной Европы. Это привело к кризису и расколу в самой Церкви, подготовило почву к широким антицерковным настроениям, к появлению нескольких поколений христиан, усомнившихся в непогрешимости Римской Церкви и её Папы как наместника Бога на земле. Последним обстоятельством умело воспользовались богоборцы. Поэтому вторым этапом стала реформация (XVI — XVII в.в.)– время раскола в Римской Церкви. Протестанты, используя кризис в Церкви, разрушили единую нравственную среду, установленную Ватиканом в Западной Европе на основе идей реформации. Одна из базисных её идей – это позволение индивидуальной трактовки библейского наследия. И вот, каждый протестантский лидер сам себе начал трактовать библейские истины, что привело к образованию сотен протестантских движений и сект. Принадлежа к протестантской церкви, К.Юнг справедливо считал её косвенным источником психологического кризиса западной цивилизации в XIX-XX вв., завершившегося невиданным распространением атеизма [4]. Кроме того, протестантская этика «благословила» банковское ростовщичество (взимание процентов за кредиты, что запрещалось Римской Церковью и ортодоксальным Христианством). Это привело к власти банкиров над Западом со всеми вытекающими последствиями, и, в конечном счёте, к переориентации европейцев на идеологию потребительства.

Далее, в XVIII веке последовала эпоха Просвещения. В основе этого интеллектуального движения лежали рационализм, свободомыслие и наукоцентризм. В этот период роль богоборца была отведена уже науке. Наукоцентризм заложил основу атеизму как феномену неприятия Бога и всего того, что с ним связано. С задачей богоборчества наука не справилась, не сумев представить достоверную научную картину мироздания, происхождения жизни и человека.

«Эстафетную палочку» богоборчества к середине XIX века «перехватил» марксизм, став в ХХ веке доминирующей идеологией в ряде государств, включая пространство бывшей Российской империи. Этот этап богоборчества характеризовался не только информационной идеологической борьбой за умы христиан. Произошло превращение псевдонаучного движения атеизма в репрессивное воинство против религий и любых проявлений веры в Бога. Откровенное преследование обрушилось главным образом на православную Церковь и её сторонников. Марксизм, дав обществу новую парадигму построения коммунистического общества, оказался созвучным с христианством в той его части, где утверждаются идеи равенства, справедливости и солидарности. Именно это созвучие обеспечило «принятие» марксизма широкими народными массами, несмотря на то, что он был основан на очевидно ложной аксиоме о непримиримом классовом противоречии, устранить которое возможно только насильственной классовой борьбой. В числе прочего, христианство (как идеализм) и марксизм (как воинствующий материализм и атеизм) иначе определяют конечную цель жизни человека: спасение души для вечной жизни в Божьем раю на небесах (христианство), и удовлетворение всё возрастающих материальных и культурных потребностей человека «здесь и сейчас» (построение коммунизма как общества социальной справедливости и материального рая на земле), поскольку Бога, души и рая не существует (марксизм). Идея построения коммунизма потерпела крах, поскольку капитализм в форме западной либеральной демократии значительно лучше обеспечил удовлетворение человеческой страсти потребления, а идеи равенства и справедливости не выдержали испытания этой страстью.

Современный этап развития богоборческой мысли (XX- начало XXI в.в.) – это философский постмодернизм, характерный для современной либеральной демократии. Постмодернизм заявляет о том, что истина непостижима, её никто не знает и никогда не узнает. Истину вообще не надо искать, и тем более, в христианском учении. Постмодернизм, отвергая устоявшиеся нравственные нормы, призывает к индивидуальному нравственному нормотворчеству и поиску личного счастья, понимая его как самореализацию индивида в условиях удовлетворение всех его запросов. В итоге, как отмечает П.Бьюкенен, всё, что вчера считалось постыдным – прелюбодеяние, аборты, эвтаназия, самоубийство, - сегодня прославляются, как достижения прогрессивного человечества…, поэтому нынешнюю доминирующую западную культуру правильнее называть антихристианской, поскольку ценности, ею прославляемые, суть антитезис древнего христианского учения [2].

Богоборчество многолико в своих проявлениях: от библейского фарисейства до марксизма, от деспотических революционных идеологий – до либеральной демократии, от догматического отступления в изначальном христианстве – до расколов и перерождений Церкви, от тоталитарных и оккультных сект - до откровенного сатанизма. Угнетая всё духовное в человеке, богоборчество делает ставку на присущие ему грехи и пороки, в первую очередь на жадность, похоти тела, самомнение и стремление к власти, на внутреннюю потребность в материальном комфорте, в безграничном потреблении, и если надо, даже ценой разрушения как природы, так и мирного сосуществования народов и их культур.

Борьба сторонников этих двух смысложизненных концепций – христианства и богоборчества идёт в Европе сквозь века с переменным успехом. Три века после рождества Христова царило язычество, христиан жестоко преследовали. В средние века наступило время торжества христианства. Затем, начиная со времён Возрождения, началось победное шествие богоборчества. Ныне на Западе и на подконтрольных ему территориях доминирует идеология потребительства под маской либеральной демократии. Дух европейских народов чрезвычайно ослаблен отсутствием достойных целей и погоней за материальным достатком при постоянном повышении социальной планки этого достатка. Не случайно гитлеровская Германия с идеологией нацизма так легко и быстро разрушила западные либеральные демократии, сломав себе хребет лишь о русский дух и имперскую мощь СССР.

В пространстве западной либеральной идеологии потребительства формируется свое представление о смысле жизни этноса как комфортное и обеспеченное существование (с культом потребления), которое исключает сакральный смысл жизни человека и народа как некоего предназначения свыше. Европейские этносы, замещая мультикультурностью свои национальные традиционные культуры, имеют все признаки вымирающих народов, воля которых подавлена богоборческим замыслом.

Говоря о культуре, вкратце остановимся на её сущности. Жизнь любой культуры и её суть составляют те или иные духовные и материальные ценности. В молодой, зрелой и угасающей культуре смещаются лишь соотношение (баланс) и взаимодействие этих двух типов ценностей.

В центре духовных ценностей находится исходная религиозно - нравственная идея, которая соответствующим образом ориентирует и выстраивает все духовные ценности молодой культуры, но также существенным образом определяет содержание и смысл материальных ценностей. В зрелом возрасте культуры происходит выравнивание в правах этих двух составляющих культуры. В культуре периода деградации вследствие «износа» религиозно-нравственной идеи материальные ценности, ценности комфорта приобретают ведущую роль. Духовные ценности утрачивают единую ориентацию. Разрушается единое мировоззрение. Культура как духовная целостность вырождается в цивилизацию как технологическую, структурно-функциональную целостность. Яркий тому пример: культура Древнего Рима выродилась в цивилизацию на рубеже I и II веков нашей эры, продолжала существовать в форме цивилизации до Y века. И погибла, главным образом, от того, что не было единой объединяющей и возвышающей религиозно-нравственной идеи. Из ныне существующих культур все, кроме африканской и мусульманской, вступили, уже в ХХ веке, в период угасания и вырождения, в цивилизацию.

Таким образом, становление и развитие любой культуры и цивилизации есть, в известном смысле, воплощение той или иной религиозно - нравственной идеи [9].

Христианская религиозно - нравственная идея была присуща для Западной Европы средних веков и для Восточной Европы времён существования православных империй: Византийской и Российской. В наши дни богоборчество в виде идеологии потребительства характерно как для всего Западного мира, так для восточнославянских народов, переживших 70-летний период самых беспощадных в истории человечества репрессий. Но идеологическая война не закончена. Она продолжается. В ней каждая душа – воин. Исход этой войны зависит от мировоззренческого выбора людей.

В Х веке славяне Киевской Руси выбрали ортодоксальное христианство как религиозно - нравственную идею становления новой культуры, а с православием и византийскую политическую модель развития. Из разрозненных языческих племён на протяжении жизни всего нескольких десятилетий произошло удивительное преображение духа народа, создавшего в новой единой идеологической среде колоссальное по своей культурной, военной и экономической мощи государство. Е.Троицкий не без основания делает вывод о том, что «христианство было столь глубоко и проникновенно воспринято Русью, что сделалось мощным фактором национальной самоидентификации. Единство народа и Веры на века стало духовной и жизненной аксиомой [8]. О сакральной силе православия пришлось задуматься идеологам богоборчества. Не случайно З. Бжезинский считает, что после ликвидации советской империи следующий удар должен быть нанесен православию как силе, способной восстановить имперский дух и имперскую Русь.

Для наследников последней православной империи, а это русские, большая часть украинцев и белорусов (и шире представители всех других этносов русской культуры) характерны идеологические метания. Эти метания от православия к марксизму, а затем и либерализму, в значительной степени «подрубили» мировоззренческое основание православных народов. Их дух ослаблен. Перспектива достойного места на политической карте мира пока не просматривается. Нынешнее существование без высшей идеи, практически не отличается от жизни западных этносов. Принципиальное отличие духа восточнославянских народов от Западной Европы лишь в том, что их дух «помнит» своё былое имперское величие. Эта память хранит потенциал объединения и возрождения силы народного духа вокруг «высшей идеи» и/или перед лицом внешней угрозы. Этот потенциал не раз был реализован в истории восточных славян и в нём единственная надежда на возрождение былой имперской мощи.

Жить этносу без высшей идеи сложно. По мнению Ф.Достоевского, без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация. Ему вторит И.Ильин, отмечая факт того, что у каждого народа есть известная ступень духовной зрелости, на которой он осознает особенности своего национального духа и своей национальной культуры и уразумевает, что ему даны свыше Дары и что он воспринял, усвоил и воплощает их своеобразно. Тогда нация постигает свой религиозный смысл, а национальная культура утверждается на религиозных корнях.

Целью любого этноса является создание сообщества самодостаточных, способных к самореализации индивидуумов, оберегающих свои ценности. Основой всех ценностей выступает нравственность. Без нее разрушается личность, семья и государство. Поэтому можно утверждать, что религия как институт воспитания нравственности является естественным и необходимым атрибутом этничности.

Отсюда следует вывод о том, что каждый этнос, оберегающий свою страну, исторически сложившуюся культуру, институт семьи, свою духовность, должен в первую очередь оберегать нравственный Закон, которому учит своя религиозная традиция. Поэтому база для формирования мировоззрения и идеологии должна быть выбрана в согласии с нравственным Законом религии своего народа. Религия является основанием культуры, традиций и нравов, и все эти феномены человеческого общества вместе предопределяют путь этноса в мировой истории, его «высшую идею» и мессианство. Кроме того, дух народа, который воспитывается соответствующей идеологией, является самым важным фактором лидерства этноса, ибо дух – это субстанция сущностных сил этноса, его скрепы. И лишь идеология, основанная культурно - религиозной традицией, может обеспечить многовековое устойчивое лидерство этноса (яркие примеры такого лидерства дают китайцы и евреи).

Как отмечает Ю.Сухарев: «Славянское мессианство зародилось в XI веке, когда гигантское по своим масштабам государство восточных славян, восприняв христианство, преобразилось на глазах одного поколения. Стремительный, необычайный взлет страны из тьмы языческих капищ к свету чудных христианских храмов, от безвестности и окраинного княжества в начале правления Владимира – к мировой славе властителя, фактически равного силой и властью императорам Византии, каким стал Ярослав, требовал осмысления, даже невольно заставлял современников задумываться и о будущих судьбах родной земли. Им, горячо верующим, счастливым своей новой верой, был очевиден промыслительный характер произошедшего, подготовившего Русь к необычайной судьбе – свершать великие задачи, быть в авангарде человечества. Понимание того, что Москва стала главой Православия – «третьим Римом», стало осознанием великой миссии – нести миру слово истинного христианства, быть центром духовного единения всех православных земель.

С этим убеждением и жил народ, создавший величайшую в мировой истории державу, великую культуру (что естественно, когда в основе – истинная вера), народ, впитавший в себя массу племен и наречий, никого при этом не губя. И это было нормально, ибо граждане любой империи мыслят также. Иначе и не может быть. Без собственного мессианства не состоялся бы мусульманский мир, с его Турецкой империей, и нынешняя Американская империя, так часто намекающая на своё сходство с новым Римом, как в прошлом и Британская империя, - без своего мессианства была бы невозможна» [6].

Христианская «высшая идея» предопределила в своё время становление и развитие православных империй. История показала их жизнеспособность: одиннадцать веков просуществовала восточно-римская (Византийская) и четыре века Российская империя. Редкое государство Европы могло соперничать с этими империями своим долгожительством или могуществом. Но богатейшие, культурно развитые, сильные своей идеологией, обе империи всё-таки пали.

Говоря о внутренних причинах распада империй, прежде всего, следует рассмотреть их духовное состояние. Дух народа, основанный на вере, всегда первичен для рассмотрения состояния общества, поскольку именно сила веры запускает физические и политические процессы объединения и созидания. Слабость народного духа есть причина процессов разложения и распада государств. Дух народа выражается его элитой. Поэтому слабость и разложение духа элиты является доминирующей первопричиной крушения империй и государственности вообще.

Закат православных империй можно рассматривать через призму олигархической формы управления. Олигархами были преданы не только правящие династии, но и сам имперский дух. То же было и в случае советской империи. Так называемая «партноменклатура» предала свою же компартию, «купившись» на идеалы общества потребления.

Губительным фактором для империй оказалась форма передачи власти. В византийской империи династия Палеологов правила около 200 лет при соблюдении хотя бы и формальной, но обязательной процедуры выборов императора. В России династия Романовых правила более 300 лет, исключив, даже формально, выборность царя. Православные империи не выбирали себе достойных, сильных менеджеров, а довольствовались представителями правящей династии, стоящими первыми в очереди на корону, но которые частенько оказывались весьма слабыми лидерами. Это - безусловная беда с точки зрения эффективного менеджмента. Беда ещё и в том, что династическое правление противоречит христианской морали. Согласно христианству не может быть избранных по рождению ни народов, ни династий, ни персон. Избранность перед ликом Божьим можно лишь заслужить своими благими делами. Поэтому только выборность первого руководителя, решение наиболее серьезных вопросов страны на всенародных референдумах отвечают в полной мере православному мировоззрению, позволяют учитывать мнение народа и его чаяния.

К XV веку в Византийской империи возобладали про-римские, про-западнические тенденции. Элита допустила компромиссные (униатские) с Римом взгляды на Веру и Церковь. В  греческой элите, ранее имевшей имперское мышление стержневого этноса, возобладали националистические и даже ксенофобские тенденции. Всё это привело и к падению народного духа. Греки устали выполнять миссию титульного имперского этноса. Падение веры, и как следствие – духа, стало основным фактором, предрешившим развал уникальной империи.

Мощная Российская империя пала через революцию из-за того, что православная вера в народе, и, особенно, в элите критически ослабла. Можно утверждать, что слабость и разложение духа российской элиты была первопричиной трагедии крушения российской государственности в 1917 г. Элита фактически предала Веру, царя и империю. Дух этой элиты, насквозь пропитанный в тот период либеральными лицемерными декларациями, оказался сильнее духа былой православной имперской традиции. «Красная армия» нанесла сокрушительное поражение «белой гвардии», прежде всего, по идеологической причине. «Красные» были едины в управлении, вооружены едиными марксистскими идеологическими установками, обещавшими народу социальное равенство и власть. У «белых», отказавшихся от царя и империи, не было ни единого управления, ни единой идеологии как таковой, а солдатам этой «гвардии» было не понятно, за что они вообще воюют (за атамана, за временное правительство, за монархию, за анархию, за демократию, за свободу от части своего же народа, принявшей сторону «красных»?). Каждый лидер, противостоящий «красным», имел свои идеологические установки, по своему видел будущее страны, и, конечно же, себя на вершине новой власти. При имевшейся в то время разновекторности установок и целей лидеров, казалось, что распад империи был «запрограммирован» и неминуем.

Жесточайшая тирания Ленина и Сталина уберегла от распада и восстановила империю, но уже советскую, со своей единой «высшей идеей». Идеологическим оплотом СССР стала новая вера в торжество коммунизма. Марксизм принял все черты новой религии, основанной на идеях материализма и социальной справедливости. «Сталин явно обладал пониманием тайных смыслов русской истории. Послевоенный Союз — многие века чаемая русская утопия. Социальная справедливость плюс имперское величие. Но то, что эта "сталинская высотка" — дом на песке марксизма-атеизма, похоже, отлично понимал сам архитектор»[7]. Тем не менее, дух, пропитанный новой верой, предопределил становление не менее мощной, чем Российская, коммунистической империи. Однако, искусственность новой веры в коммунизм, которая в 70-ые гг. прошлого столетия уже не подпитывалась, как ранее, в 20-50-ые годы, свежей кровью репрессий, предопределило ее угасание.

Следует отметить, что советская богоборческая элита уже в 20-х г.г. ХХ века «разошлась» в интересах с породившим эту идеологию богоборческим Западом и идеологически противопоставила себя ему. Так началось политическое противостояние Запада и СССР, переросшее в противостояние двух мощных империй - США и СССР. Потеря духа советским народом и советской элитой, обусловила развал советской империи в 1991 году.

Ситуация к началу ХХI века оказалось печальной. Идеологические метания от православия к марксизму, а затем и либерализму в значительной степени «подрубили» мировоззренческое основание народа. Пока оно не восстановится, трудно рассчитывать на былое имперское величие. Нынешняя Россия слишком слаба, чтобы претендовать на роль империи, хотя имперские амбиции и просматриваются в её внешней политике. С Россией считаются и США и Китай, пока ядерная военная мощь остаётся дееспособной. Что касается Украины и Белоруссии, то они значительно слабее России экономически и в военном отношении, чтобы могли реально претендовать на роль независимых игроков на международной арене.

Дух восточнославянских народов - наследников последней православной империи угасает. Либерально – демократические институты, медленно, но уверенно растлевают сознание, прививая ложные ценности потребительства. Опасность этого либерального яда в том, что открыто декларируемые гуманистические ценности сами по себе не могут вызывать угасание духа. Проблема в том, что они являются прикрытием истинного плана богоборцев. Этот план становится очевидным при рассмотрении последствий развала СССР и правления последних двух десятков лет либеральных режимов, с ориентиром на разрушение государственности некогда мощной империи восточных славян. Доморощенные либералы, как продажная «пятая колонна», разрушают больше, чем даже внешнее противостояние. Так было в 1917 и в 1991 г.г.

Но будет совсем по другому, если произойдёт восстановление православной нравственной идеи и былого православно- имперского мессианства в сознании миллионов наших граждан. Появится полноправный претендент в мировые лидеры, субъект воссоздания империи мирового влияния. Миссия этого претендента – «удержать мировое зло» - мировое богоборчество, профилактировать мировую болезнь - «материализм с идеологией потребительства». Речь идёт не о притязаниях, а о «тяжкой ноше», благородной миссии во имя спасения не только своего народа, но и всего человечества от разрушающего глобального влияния богоборчества.

Баланс идеологического противостояния может измениться в пользу православия. Ещё живы православные истоки. Строятся новые храмы, возрастает интерес к святоотеческому наследию. Это вселяет оптимизм в ожидание очередного возрождения имперского духа наших народов. В народном сознании произошло разочарование в либеральных ценностях. Подошли к критической черте экономические проблемы Запада как естественный результат развития экономики, построенной на либеральных биржевых и банковских принципах. Следствием имеющихся экономических проблем и отсутствием механизмов их решения, является назревший не только экономический, но также политический и мировоззренческий кризисы в лидирующей империи мира – США, а также у её вассалов – в Западной Европе. Последний системный кризис может привести к кардинальным изменениям богоборческого мирового порядка. Уже вполне реальным представляется и изменение в этническом лидерстве, в зависимости от того, чей дух окажется сильнее. Сильнее окажется тот дух, чья идеология способна давать четкие, убедительные представления о смысле жизни народа и отдельного человека.

Такая идеология была характерна для православных империй. Но в последние десятилетия существования Российской империи произошла десакрализация идеи Третьего Рима, что привело государство к идеологическому упадку. Революция 1917 г. уничтожила идею Святой Руси. Крах утопической марксисткой идеи создал идеологический вакуум, который достойно не заполнен. «Либо мы сумеем наконец добиться синтеза Святой Руси и Третьего Рима — построим все же Святорусскую Империю. Либо идеалы обеих исконных моделей станут для нас неактуальны. В этом случае мы просто растворимся как народ. Либералы начала девяностых, если и не рационально, то на уровне инстинктов это понимали. А соответственно, борясь за наше "умиротворение", вполне закономерно разрушали национальную матрицу как таковую, методично глумясь как над всем святорусским, так и над третьеримским» [7].

Речь идёт о восстановлении в сознании восточнославянских народов идей Святой Руси и Третьего Рима, о восстановлении духовной составляющей через наполнение славянских постсоветских государств единым православным имперским смыслом.

Теоретические основы идеологии православной империи подробно рассмотрены в работе [3]. Эта идеология византизма включает христианские нравственные ориентиры, в том числе идеи равенства и справедливости, христианское мессианство как высший имперский смысл плюс имперское величие. Основным в православной империи является принцип «симфонии» Церкви и государства, которые поддерживают друг друга, оставляя за собой свои сферы деятельности. Церковь, занимаясь нравственным и духовным воспитанием и не вмешиваясь в  дела управления государством, имеет право нравственного суждения по любым вопросам, включая политические, а государство, выполняя свои функции, не вмешивается в дела Церкви. Симфония Церкви и государства в Российской империи была нарушена Петром I, жестко подчинившим Церковь престолу. Вопреки известному церковному преданию «да будет анафема тому мирянину, который будет управлять епископом», все последующие российские императоры не устранили это удобное для них нарушение Симфонии, тем самым создав предпосылки для нравственного и духовного упадка империи.

Империя включает в себя провинции, а «провинция» - это не оскорбление, а обозначение некой самоуправляемой, сохраняющей свой неповторимый облик территории, своего национального уклада жизни. В современном мире аналогом организации провинций является федеративное устройство (примеры: Российская Федерация, Швейцария, Канада, Федеративная Республика Германии). Православная империя обязана предоставлять условия и добровольную возможность «подтянуться» народам провинций до уровня цивилизации стержневого этноса империи. При этом национальные уклады и элита провинций не только не угнетаются, но, наоборот, поддерживаются центральной имперской властью, а национальные элиты провинций полноценно вливаются в элиту империи. Православная империя – это дар, полученный славянскими племенами от Византии, служить во всем мире по -христиански Богу и ближним, а не отдельной этнической группе.

Универсальное (вне времени, пола, нации или религии) понимание смысла жизни человека логически обосновано в работе [5]. Предельно кратко оно выражается в процессе духовного рождения индивида. По аналогии, поскольку народ состоит из индивидуумов, и его смысл жизни может быть определён духовным рождением. Применительно к восточнославянским народам, духовное рождение которых уже заявило о себе в далёком прошлом, речь может идти о духовном возрождении.

С принятием идеологии православной империи, определяются цели и смысл жизни.

Важнейшей и первоочередной целью жизни восточнославянских народов должно быть восстановление их духа через обращение к своим духовным истокам. Народам должно хватить разума и воли, чтобы положить конец всем социальным и духовным экспериментам, издевательствам над людьми, положить конец любому разрушающему влиянию. Дух народа, который воспитывается идеологией на основе своей религиозной традиции, является надёжной защитой от богоборческих идеологий.

Через осознание своей особой роли в мире, своей уникальной миссии понимается смысл жизни восточнославянских народов, заключающийся «в сохранении христианства в его изначальном виде, в служении добру и справедливости и борьбе с силами мирового зла. В первую очередь – со всемирным богоборческим заговором, этой скрытой пружиной мировой политики, что действует со времен отвержения и распятия Спасителя, но лишь недавно явно вырвавшейся наружу» [6].

Возвращение к отеческой вере является естественным заполнением идеологического вакуума. Это возвращение позволит вновь стать моральным лидером человечества, объединив всех восточных славян и народов иной веры против натиска богоборческого, разрушающего мир материализма.

За последние сто лет восточные славяне дважды теряли свой дух, что дважды предопределило развал имперской матери–Родины. Дехристианизированная, разрезанная на куски Родина, лишенная смысла своего существования, потеряла свою идентичность. Историческая практика подтвердила вывод российского политика П.А.Столыпина о том, что народы, забывая о своих национальных задачах, гибнут, превращаются в удобрение, на котором вырастают и крепнут другие, более сильные народы.

Можно смириться со своим идеологическим вакуумом, смириться с упадком и разложением народного духа и самобытной культуры, а можно действовать, воссоздавая свой высший этнический смысл в парадигме православной империи. Это вопрос личного выбора. Вопрос выбора между добром и злом.

Но тут же возникает вопрос: «Как можно действовать в условиях отсутствия материальной и политической поддержки существующей олигархической власти и слабой активности, неорганизованности масс, демонстрирующих своё моральное разложение и духовный упадок»?

Во-первых, необходимо посильное участие каждого в процессе нравственного преображения общества, в корректировке (когда требуется) мировоззренческих установок людей. В этом процессе имеет значение душевное устремление каждого отдельного человека. По утверждению психоаналитика К.Юнга, лишь изменение установки отдельного человека становится началом изменения психологии нации. Великие проблемы человечества (или отдельного народа) еще никогда не решались посредством всеобщих законов, но почти всегда – посредством обновления установки отдельного человека. Мысли материальны, они имеют полевую энергоинформационную структуру. Поэтому для человечества и для окружающего его мира имеют значение не только поступки каждого человека, но и его мысли, установки и намерения [5]. Мысли человека предопределяют состояние душевного комфорта или страдания, являются источником доброжелательности или агрессии, источником энергии преображения или депрессии. А общество является тем, о чем думают люди этого общества. Оно перестанет быть безнадежно несправедливым и жестоким только тогда, когда в сознании сначала отдельных людей, а затем и большинства будут преобладать добрые помыслы, спасительные и созидательные мотивы. Всеобщий баланс добра и зла зависит от мыслей, от нравственных усилий каждого человека. Мир сможет измениться к лучшему, если изменится система ценностных ориентаций у людей, и начинать каждому нужно с себя.

Во-вторых, действовать можно и нужно по образу первых христианских ячеек - аналогу современного метода безструктурного управления. Такое управление более гибкое, чем структурно-иерархическое. В безструктурном управлении под общую идею или задачу объединяются люди, не подчиняющиеся друг другу. Такое управление постепенно формирует внутри себя «виртуальные корпорации», органы, клубы, оптимальным образом приспособленные для решения тех или иных социальных задач. Безструктурное управление со временем перерастёт в сетевые структуры, но опять же без иерархии. И лишь заключительным этапом этого развития станет воссоздание православной империи. Таким образом, вполне реальной представляется развитие безструктурного управления независимых общественных движений малых групп. Пока постсоветское общество очень далеко от референдума по вопросу идеологии, не обязательно создавать массовые объединения или партии. На данном этапе стоит задача просвещения миллионов соотечественников, потерявших в либеральном тумане не только чувство Родины, но и самих себя, смысл жизни. Эту задачу можно начинать выполнять малой группой или даже единолично, причём совершенно независимо от других единомышленников, разъясняя суть и значимость православного нравственного Закона в прессе, интернете, разговорах с друзьями и незнакомцами. Голоса отдельных людей рано или поздно сольются в мощный хор, который уже нельзя будет не услышать. Идея воссоздания нравственного гражданского общества станет силой, когда она овладеет массами. И тогда с этой силой придётся считаться власть придержащим коррумпированным бюрократам и олигархам. Только тогда изменения к лучшему станут неизбежными.

Литература:

  1. 1.Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы.- М.: Международные отношения, 2005-25 с.
  2. 2.Бьюкенен П. Смерть Запада. – М.: АСТ, 2003, С. 17
  3. 3.Малер А. Идеология византизма [Электронный ресурс] / Малер А. – Режим доступа: http://www.katehon.ru/html/top/idea/ideologia_vizantizma.htm
  4. 4.Новейший философский словарь: 2-ое изд., переработ. и дополн.- Мн.: Интерпрессервис; Книжный дом. 2001.-120 с., С.1245.
  5. 5.Папаяни Ф. Смысл жизни – Донецк: Норд-Пресс, 2008.-384 с.
  6. 6. Сухарев Ю. Православное содержание русского патриотизма. В кн. Русская нация - системообразующее ядро российской государственности. Составитель - Е. Троицкий. М.: АКИРН, 2007. - 253 с.
  7. 7.Тараторкин Д. К Святорусской империи [Электронный ресурс] / Тараторкин Д. – Режим доступа: http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/09/05/71.html
  8. 8.Троицкий Е. Русская этнополитология. Том 1, М.: АКИРН, 2001. - 452 с.
  9. 9.Цветков А.П. Религиоведение.-Л: Знание Украины, 2002.-138 с., С.25