forkredit.com | http://www.sadowod.com | vivaspb.com | finntalk.com
Печать

Имерия

                                                                                                                                                Фёдор Папаяни,

                                                                                                                                                г. Донецк, Украина

Моя Отчизна – православная империя.

(Статья-диалог к вопросу о смысле жизни восточных славян).

Проблема человечества:

В мире царит вопиющая несправедливость, финансовые «мыльные пузыри» и другие афёры мировой олигархии лихорадят экономику большинства стран, а в различных уголках земного шара не прекращаются кровавые конфликты. Обострились глобальные экологические проблемы, ставящие под угрозу перспективу выживания человечества. Для всех европейских народов, в том числе восточнославянских, стали характерны ценностный нигилизм, отсутствие социальной энергии и депрессивное состояние. Люди обеспокоены, в основном, личным материальным благополучием, и всё чаще, без разбора средств. В духовной жизни современного человека начинают играть всё большую роль эзотерические и оккультные знания, астрология, магия, секты, различные виды спиритизма и сатанизма. Мир планомерно подходит к пределу падения морали, за которым неминуемо последует разрушение и хаос.

Причина проблемы:

Главная причина в том, что современный человек, став убеждённым материалистом, отказался признавать собственную духовную природу и предназначение. Этот отказ свел все его устремления к исключительно материальным ценностям, ценностям комфорта. Другими словами, причина кроется в непонимании собственной сущности и смысла жизни на уровне индивида, этносов, человечества в целом; в культивировании ложных ценностей, и, как следствие этого, – в постановке ложных целей, ведущих к разрушению человека и   мира, в котором он живёт. Современная западная культура, исключив сакральный смысл жизни, деградировала в бездуховную цивилизацию.

В чём суть любой культуры?

Жизнь любой культуры и её суть составляют те или иные духовные и материальные ценности. В молодой, зрелой и угасающей культуре смещаются лишь соотношение (баланс) и взаимодействие этих двух типов ценностей.

Что составляет основу духовных ценностей молодой культуры?

В центре духовных ценностей находится исходная религиозно - нравственная идея, которая соответствующим образом ориентирует и выстраивает все духовные ценности молодой культуры, но также существенным образом определяет содержание и смысл материальных ценностей. Становление и развитие любой культуры есть, в известном смысле, воплощение той или иной религиозно - нравственной идеи.

Как изменяется баланс духовных и материальных ценностей в зрелой культуре?

В зрелом возрасте культуры возникает некое равновесное состояние этих двух составляющих культуры. Духовные и материальные ценности как бы уравнены в правах, то есть люди в равной степени считаются как с одними, так и другими ценностями.

Как изменяется баланс духовных и материальных ценностей в культуре периода деградации?

В культуре периода деградации вследствие «износа» религиозно-нравственной идеи материальные ценности, ценности комфорта приобретают ведущую роль. Духовные ценности утрачивают единую ориентацию. Разрушается единое мировоззрение. Культура как духовная целостность вырождается в цивилизацию как технологическую, структурно-функциональную целостность. На примере деградации культуры Украины это отчетливо видно. Яркие тому примеры были и в прошлом: культура Древнего Рима выродилась в цивилизацию на рубеже I и II веков нашей эры, продолжала существовать в форме цивилизации до Y века. И погибла, главным образом, от того, что не было единой объединяющей и возвышающей религиозно-нравственной идеи. Из ныне существующих культур все, кроме мусульманской, вступили, уже в ХХ веке, в период угасания и вырождения, в цивилизацию.

Какие основные религиозно-нравственные идеи (концепции) конкурируют в среде европейских народов?

Последние двадцать веков наблюдается жесткое противостояние двух фундаментальных религиозно-нравственных идей (смысложизненных концепций) – христианской (добра) и антихристианской (зла). Это противоречие постепенно приобрело не только нравственно-этический, но и ярко выраженный идеологический характер.

В чём суть христианской концепции?

Основу христианства составляет вера в то, что Бог явил себя людям в лице Иисуса Христа для того, чтобы люди смогли получить доступное представление о непостижимом для человеческого сознания Боге, о главном человеческом Законе жизни – милосердной любви. Чтобы смогли осознать своё божественное предназначение, нравственные ориентиры, смогли спасти свою душу, найти дорогу в вечный «рай небесный». Суть христианства можно кратко выразить двумя словами: любовь и спасение. Проповеди Христа были и остаются для миллионов людей нравственным ориентиром, источником раздумий о добре и зле, будоражащим совесть. Согласно Христианству, все материальные богатства мира – ничто по сравнению с ценностью человеческой души, поэтому идея её спасения является ключевой в этой религии. Православие, как форма изначального ортодоксального христианства (без догматических изменений со времён апостолов), призывает к единой нравственной среде на основе единой трактовки коллективным разумом Церкви библейского наследия. Христианство пробуждает и направляет совесть людей на основе божественных нравственных начал. Оно учит различать добро и зло, отделять праведность от греховности, учит высокому значению и смыслу человеческой жизни.

В чём суть антихристианской концепции?

Основу антихристианства (иначе,- богоборчества) составляет неприятие не только и не столько личности самого Иисуса Христа, но всего того, что проповедует христианство. Антихристианство объединяет различные идеологические направления: от религиозного фарисейства – до атеизма, но всегда с отказом от духовных и нравственных ценностей христианства и зачастую с ориентиром на материальное благополучие, которое логически завершается безграничным потреблением. Антихристианство, таким образом, многолико по форме и выражается любыми антитезисами христианского вероучения. Антихристианство во всех его многочисленных проявлениях, овладевая сознанием через давление средств массовой информации и прикрываясь общественным законодательством по правам человека, угнетает совесть людей на основе не только дозволения, но и культивирования безнравственности, всего того, что определено христианством как грехи и пороки. Во имя установления материалистического «рая на земле», антихристианство навязывает человеку (через СМИ, рекламу, идеологию, систему образования, законодательство) культ материальных ценностей, формирует из него бездуховного, безнравственного потребителя. Бытующий в Западном мире плюрализм размывает понятия добра и зла воображением тех, кто заказывает и создаёт информационные продукты. Стратегической задачей богоборчества является полное уничтожение христианства. Тактической задачей богоборчества является разрушение единой христианской   нравственной среды, дискредитация идей Иисуса Христа, изощрённые стратегии ухода от правды и справедливости. Для этого подконтрольные антихристианским силам СМИ осуществляют манипуляцию сознанием, внушая, что истинно только то, что ими же и подается, а подаются не столько факты, сколько их собственные мнения о фактах.

На что делает ставку христианство?

Христианство делает ставку на свободный и осознанный выбор человека, на его совесть, на понимании пагубности греховной жизни, на внутреннюю потребность любви, добра, справедливости, душевного комфорта, гармонии с окружающим миром и Богом.

На что делает ставку антихристианство?

Угнетая всё высокодуховное, богоборчество (антихристианство) делает ставку именно на присущие человеку грехи и пороки, в первую очередь на жадность, похоти тела, самомнение и стремление к власти, на внутреннюю потребность в материальном комфорте, в безграничном потреблении, и если надо, даже ценой разрушения как природы, так и мирного сосуществования народов и их культур.

Как сосуществуют эти две концепции?

Вот уже более двух тысяч лет идёт не просто конкуренция идей, но непрестанная бескомпромиссная борьба на духовном, нравственном и идеологическом уровнях. Правда, борьба сторонников этих двух смысложизненных концепций (христианства и богоборчества) идёт в Европе с переменным успехом. Три века после рождества Христова царило язычество, христиан жестоко преследовали. В средние века наступило время торжества христианства. Затем, начиная со времён Возрождения, началось победное наступление богоборчества.

Какие основные этапы характеризуют идеологическую борьбу сил антихристианства с христианством?

       Попытка богоборцев (в лице фарисейства) уничтожить христианство через «образцово- показательную» казнь самого Иисуса Христа провалилась. Казнь и последовавшие за ней трехвековые гонения христиан, наоборот, парадоксальным образом обеспечили торжество христианского вероучения в европейском сознании. Более того, с IY века н.э. христианство становится официальной религией Римской империи. «Смертью смерть поправ», Христос постепенно становится религиозно-нравственным идеалом всех европейских народов. Не привели к победе богоборцев в средние века многочисленные лжехристианские учения (ереси и секты, такие как гностицизм, манихейство, богомильство, арианство, несторианство и монофизитство), в которых от христианства оставалось, как правило, только имя Христа. Христианство как гранитная скала оставалось могучим и незыблемым, несмотря на эти первые средневековые расколы. Сгруппировав силы, богоборцы начали готовить «подрыв» этой скалы.

Так, по заказу венецианских купцов (крестоносцы задолжали им много денег, а возвращать было нечем) и по благословлению Римской Церкви западные рыцари - крестоносцы залили кровью и разграбили в 1204 г. Константинополь. Это эпохальное событие средневековой истории имело далеко идущие последствия для всей Европы: христианство окончательно разделилось на католиков и православных. Рим окончательно отпал от Вселенской Церкви. Причем католический Запад в желании обелить свою роль в истории, разжег многовековую религиозную вражду ко всему православному Востоку, началось тысячелетнее духовное и политическое противостояние Запада и Востока (позднее это отразилось и на России). Богоборчество себя проявило в форме раскола вселенской Церкви и многовековой ненависти к православному миру (показательно, например, что Папа Римский Пий II заключил в 1933 г. соглашение с нацистской Германией, благословляя последний крестовый поход против России). Единая христианская нравственная среда в начале XIII века была необратимо разрушена. Началась духовная деградация христианского Запада.

Следующий этап наступления антихристианства начался в эпоху Возрождения древнегреческой философии (XV-XVI вв.), и прежде всего – языческого материализма Эллады. Богоборцам возрождать и перерабатывать древние идеи (Пифагора, Эпикура, Платона, Аристотеля, стоицизма, натурфилософии и др.) стало нужно для того, чтобы на этом дохристианском, феноменальном по своему масштабу интеллектуальном поиске истины генерировать противостояние христианскому вероучению. Несмотря на то, что предложенная философией Возрождения схема устройства мироздания была, мягко говоря, весьма наивной, в Европе по сути дела произошла реформа нравственных ценностей, сопровождаемая падением авторитета церкви и христианского вероучения.

В средние века (V-XV вв.) Римская Церковь, сама нарушив христианские заповеди, использовала насильственные методы борьбы со своими оппонентами. Работали суды инквизиции, пылали костры для еретиков, возникло явление «папизма» как распространение не только религиозной, но и политической власти Папы Римского. Римская Церковь благословила кровавые крестовые походы, стала активным политическим игроком Западной Европы. Это привело к кризису и расколу в самой Церкви, подготовило почву к широким антицерковным настроениям, к появлению нескольких поколений христиан, усомнившихся в непогрешимости Римской Церкви и её Папы как наместника Бога на земле. Последним обстоятельством умело воспользовались богоборцы. Поэтому очередным этапом победоносного шествия антихристианства стала Реформация (XVI — XVII в.в.) – время раскола уже в самой Римской Церкви. Протестанты, используя кризис в Церкви, разрушили единую нравственную среду, установленную Ватиканом в Западной Европе на основе идей Реформации. Одна из базисных её идей – это позволение индивидуальной трактовки библейского наследия. И вот, каждый протестантский лидер сам себе начал трактовать библейские истины, что привело к образованию уже сотен протестантских движений и сект. Принадлежа к протестантской церкви, К.Юнг справедливо считал её косвенным источником психологического кризиса западной цивилизации в XIX-XX вв., завершившегося невиданным распространением атеизма. Вторая из базисных идей Реформации заключается в том, что протестантская этика «благословила» банковское ростовщичество (взимание процентов за кредиты), что запрещалось Римской Церковью и ортодоксальным Христианством. Постепенно это привело к власти банкиров со всеми вытекающими из этого последствиями, и, в частности, к власти денег над всеми общественными процессами, включая культурные. Иисус Христос, понимая и предвидя опасность ростовщичества для человечества, будучи самым милосердным, будучи образцом проявления любви к ближнему, один единственный раз, как свидетельствует Евангелие, проявил не свойственную Ему агрессию и даже рукоприкладство, выгнав пинком в зад ростовщиков из Храма. Тут есть о чём задуматься.

Далее, в XVIII веке последовала эпоха Просвещения. В основе философии этой эпохи лежала критика существовавших в то время традиционных устоев (и, прежде всего, - религиозных), обычаев, морали. Это интеллектуальное движение характеризовалось рационализмом, наукоцентризмом, свободомыслием, и… редкостным цинизмом по отношении к религии. В эпоху Просвещения все надежды богоборцев связывались с наукой, основанной на «непредубежденном разуме». Наукоцентризм, в свою очередь, заложил основу атеизму как феномену неприятия Бога и всего того, что с Ним связано. Эпоха Просвещения сопровождалась дальнейшим падением христианских нравственных устоев, несмотря на то, что наука с богоборческой миссией принципиально не могла справиться, поскольку, во-первых, не могла (и до сих пор не может) представить достоверную научную картину мироздания,   происхождения жизни, человека и его мыслей, а во- вторых, у науки и религии разные области исследования («физика и метафизика»).

«Эстафетную палочку» антихристианства к середине XIX века «перехватил» марксизм, став в ХХ веке доминирующей идеологией в ряде государств, включая пространство бывшей Российской империи. Этот этап богоборчества характеризовался не только информационной идеологической борьбой за умы христиан. Произошло превращение псевдонаучного движения атеизма в репрессивное воинство против религий и любых проявлений веры в Бога. Откровенное преследование обрушилось главным образом на православную Церковь и её сторонников. Марксизм, дав обществу новую идею построения коммунистического общества, оказался созвучным с христианством в той его части, где утверждаются идеи равенства, справедливости и солидарности. Именно это созвучие обеспечило «принятие» марксизма широкими народными массами, несмотря на то, что он был основан на очевидно ложной аксиоме о непримиримом классовом противоречии, устранить которое возможно только насильственной классовой борьбой. В числе прочего, христианство (как идеализм) и марксизм (как воинствующий материализм и атеизм) иначе определяют конечную цель жизни человека: спасение души для вечной жизни в Божьем раю на небесах (христианство), и удовлетворение всё возрастающих материальных и культурных потребностей человека «здесь и сейчас» (построение коммунизма как общества социальной справедливости и материального рая на земле), поскольку Бога, души и рая не существует (марксизм). Идея построения коммунизма потерпела крах, поскольку капитализм в форме западной либеральной демократии значительно лучше обеспечил удовлетворение человеческой страсти потребления, а идеи равенства и справедливости не выдержали испытания этой страстью.

Современный этап развития антихристианской мысли (вторая половина XX- начало XXI в.в.) – это философия постмодернизма, характерная для современной либеральной демократии. Постмодернизм заявляет о том, что истина непостижима, её никто не знает и никогда не узнает. Истину вообще не надо искать, и тем более, в христианском учении. Постмодернизм, отвергая устоявшиеся нравственные нормы, призывает к индивидуальному нравственному нормотворчеству и поиску личного счастья, понимая его как самореализацию индивида в условиях максимального удовлетворения всех его запросов. В итоге, как отмечает П.Бьюкенен, всё, что вчера считалось постыдным – прелюбодеяние, аборты, эвтаназия, самоубийство, - сегодня прославляются, как достижения прогрессивного человечества…, поэтому нынешнюю доминирующую западную культуру правильнее называть антихристианской, поскольку ценности, ею прославляемые, суть антитезис древнего христианского учения.

Какая сейчас идеология на Западе?

         Ныне на Западе и на подконтрольных ему территориях доминирует антихристианская идеология потребительства под маской либеральной демократии. Дух европейских народов чрезвычайно ослаблен отсутствием достойных целей, индивидуализмом, гедонизмом и погоней за   материальным достатком при постоянном повышении социальной планки этого достатка. Пропагандируются множественность понимания нравственных норм и изощрённые стратегии отказа от христианских нравственных ориентиров.

В чем суть современной либеральной демократии?

Либеральная демократия в настоящее время является самым мощным геополитическим проектом из всех известных человечеству. Проекты Александра Македонского, Чингиз-хана или Наполеона в сравнении с ним «отдыхают». Суть этого либерального проекта составляет мировая власть банкиров (точнее, - финансовой олигархии, контролирующей ФРС США, МВФ, центробанки, нацбанки и крупные частные банки). Фундаментом современного мирового либерального порядка являются финансы, как смысл и цель общественного развития. Современная западная цивилизация считается только с прибылями и убытками своих олигархов, но никак не с чужими культурами, народами и их интересами или чужой государственностью. Эта цивилизация, включая открытые и тайные политические структуры, управляется деньгами и во имя денег. Все известные на Западе политические структуры, все три «независимые» ветви власти (исполнительная, законодательная, судебная) и «независимые» СМИ на самом деле очень даже зависимы и управляются финансовой олигархией по единому стратегическому плану. В единстве стратегии заключена колоссальная мощь нового мирового порядка. Единый источник управления на вершине пирамиды власти над миром позволяет обеспечивать, когда и где нужно, политическую стабильность, а когда и где нужно, дестабилизировать обстановку (например, путем цветной революции или вооруженной оппозиции неугодному режиму). Чаще всего политические процессы управляется банками через кредиты, денежную эмиссию и другие финансовые инструменты. Особенно в этом деле   преуспел МВФ, навязывая политические условия государствам при выдаче займов. Другой пример: полностью зависимые от Запада банки России и Украины вынуждены вести такую кредитную политику, при которой бизнес может кредитоваться на условиях многократно худших, чем на Западе. Но бизнесу нужны оборотные деньги как кровь живому организму, и, не имея доступных кредитов, не стоит удивляться низким темпам постсоветского развития. Россия, Белоруссия и Украина должны оставаться недоразвитыми по плану мировой олигархии, поскольку сохраняется угроза имперского воссоединения восточных славян.

А если финансовые инструменты управления миром не срабатывают (как, например, в Ираке или Ливии, а на очереди Сирия и Иран), то работу в деле утверждения мирового господства финансовой олигархии довершают террористы-наёмники (которых Запад благочестиво называет «вооруженной оппозицией», «повстанцами», «свободной армией») и военные организации («демократизаторы») типа НАТО.

К чему привела либеральная демократия?

В итоге она привела, к сожалению, не только к промышленному развитию, но и к мировым экономическим кризисам, порождённым именно банковскими и другими финансово-ростовщическими учреждениями, к неравноправной торговле, к ослаблению государственности во всех европейских странах, вопиющему неравенству и несправедливости, но, что ещё хуже, - к нравственному кризису, предопределённому исключительно высоким значением денег в человеческих взаимоотношениях. Следствием последнего явилась потеря нравственной ориентации, переориентация европейцев с христианской на материалистическую идеологию потребительства и нигилизм духовных ценностей.

Какую смысложизненную концепцию предлагает народам либеральная демократия?

В модели западной либеральной идеологии потребительства формируется   свое представление о смысле жизни как комфортное и обеспеченное существование (иначе говоря, выживание с культом потребления), которое исключает сакральный смысл жизни человека и народа как некоего предназначения свыше. При этом традиционные нравственные нормы нивелируются. Европейские этносы, замещая мультикультурностью свои национальные традиционные культуры, имеют все признаки вымирающих народов, воля которых подавлена богоборческим замыслом. Поэтому можно утверждать, что либеральная доктрина идеологически себя полностью дискредитировала, изжила.

Какая религиозно - нравственная идея определила становление Киевской Руси, а затем и России?

В Х веке славяне Киевской Руси выбрали ортодоксальное христианство как религиозно - нравственную идею становления новой культуры, а с православием и византийскую политическую модель развития. Из разрозненных языческих   племён на протяжении жизни всего нескольких десятилетий произошло удивительное преображение духа народа, создавшего в новой единой идеологической среде колоссальное по своей культурной, военной и экономической мощи государство. Христианство было столь глубоко и проникновенно воспринято Русью, что сделалось мощным фактором национальной самоидентификации. Единство народа и Веры на века стало духовной и жизненной аксиомой. Нашим горячо верующим предкам был очевиден промыслительный характер произошедшего, подготовившего Русь к необычайной судьбе – свершать великие задачи, быть в авангарде человечества. Позднее, понимание того, что Москва стала главой Православия – «третьим Римом», стало осознанием великой миссии – нести миру слово истинного христианства, быть центром духовного единения всех православных земель.

Какова нынешняя идеологическая ситуация в восточнославянских государствах?

Идеологические метания от православия к марксизму, а затем и либерализму в значительной степени «подрубили» мировоззренческое основание народа. И пока оно не восстановится, трудно рассчитывать не только на былое имперское величие, но даже на сохранение в будущем национального суверенитета, статуса как нации.

Дух восточнославянских народов - наследников последней православной империи угасает. Либерально – демократические институты, медленно, но уверенно растлевают сознание, прививая ложные ценности потребительства. Опасность этого либерального яда в том, что открыто декларируемые гуманистические ценности сами по себе не могут вызывать угасание духа. Проблема в том, что они являются прикрытием истинного плана богоборцев. Этот план становится очевидным при рассмотрении последствий развала СССР и правления последних двух десятков лет либеральных режимов с ориентиром на разрушение государственности некогда мощной империи восточных славян. Доморощенные либералы, как продажная «пятая колонна», разрушают больше, чем даже внешнее противостояние. Так было в 1917   и в 1991 г.г.

В последние десятилетия существования Российской империи произошла десакрализация идеи Третьего Рима, что привело государство к идеологическому упадку. Революция 1917 г. уничтожила идею Святой Руси. Последующий крах марксисткой идеи создал идеологический вакуум, который достойно не заполнен, поскольку последствия установления либерально-демократических режимов в постсоветских славянских государствах внутренне отвергаются народным большинством.

Насколько обязательно стране иметь чёткий идеологический курс?

Пока не сформируется общая цель развития, своя идеология с принятыми нравственными ориентирами (идеалами), пока не будет понятно, куда и зачем идёт государство, её граждане как бы уподобляются пассажирам самолёта, летящего куда-то вдаль без пункта назначения. Ничем хорошим в обозримой перспективе такой полёт для пассажиров завершиться не может.

Историческая практика подтвердила вывод российского политика П.А.Столыпина о том, что народы, забывая о своих национальных задачах, гибнут, превращаются в удобрение, на котором вырастают и крепнут другие, более сильные народы. В Украине, например, нет военной доктрины, поскольку у политиков нет ясности, кто её друзья (Запад или Россия), а кто враги. Нет также и образовательной, медицинской, информационной или инвестиционной доктрин. Этих доктрин развития нет и быть не может без принятого идеологического курса, определяющего смысл и конечную цель развития общества. Украина, как бы это не звучало парадоксально, всё больше и больше приобретает черты неофеодального общества (расслоение общества на низшие и высшие сословия с жесткой зависимостью низших от высших; олигархические кланы как высшее сословие срослись с властью и по наследству передают не только бизнес, но и саму власть; все государственные ресурсы разделены между кланами, а исполнительная, законодательная и судебная ветви власти полностью подконтрольны этим кланам и т.п.). В отличие от средневекового феодализма, нынешние украинские неофеодалы лишены чувства патриотизма, рассматривают свою страну только «как дойную корову», имеют нелегитимное в глазах общества состояние и положение, поэтому свои капиталы старательно выводят за рубеж. Какую идеологию могут исповедовать такие самозваные олигархи-феодалы?! В итоге Украина не только деградирует культурно и экономически, но налицо имеет демографический и нравственный кризисы, в которые, как в болото, засасывается население, большей частью пребывающее в депрессии. К сожалению, наблюдается планомерное угасание её жизни из-за отсутствия достойной национальной цели, возвышающего идеала развития.

Следует учитывать и то обстоятельство, что поколения людей, воспитанные в русской, а затем в советской имперских культурах, без смысла жить не могут. Эта ментальная потребность жить «не хлебом единым» отличает нас от современного западного общества, или от восточного.

Речь, таким образом, идёт о самом существовании восточнославянских народов. Можно смириться со своим идеологическим вакуумом, смириться с упадком и разложением народного духа и самобытной культуры, а можно действовать, воссоздавая свой высший этнический смысл в парадигме истинно народной православной империи. Перед нашими народами стоит выбор между деградацией и особой миссией восточнославянских народов. Это и вопрос личного выбора. Вопрос выбора между добром и злом.

А можно жить народу без религиозно-нравственной идеи? Что если просто жить, работать, растить детей и развлекаться на основе уважения к конституции и к гражданскому кодексу?

На самом деле выбор такой: либо возвышающая человека религиозно-нравственная идея, и как следствие – возвышающая вера, либо унижающая человека перспектива самовыживания (жить ради жизни), где каждый сам за себя. Последняя перспектива на примере Украины выглядит совсем уж малопривлекательной.

Действительно, одним из основных признаков политической состоятельности государства является стабильное и эффективное законодательство. Спору нет. Однако, если у народа отсутствует религиозно-нравственная идея, то, как следствие, у него отсутствует нравственный Закон совести. Но без нравственного Закона люди не смогут выполнять гражданские законы. Гражданский кодекс любой страны имеет значение в том случае, если он признается и выполняется обществом. А если не признается, то законов будет всегда недостаточно в условиях, когда никто в Украине не склонен их соблюдать. Назначение судов – ограничивать проявления зла, а не потакать ему из корыстных побуждений, как это происходит в Украине. Нечистые на руки дельцы не боятся земного суда (ибо он подкупаем), а в Небесный они не верят. Это и есть основная причина всеукраинского воровского беспредела.

Любое абстрактное представление существует реально, пока оно живет в сердцах людей. Соблюдение правовых норм должно диктоваться не страхом наказания, а необходимостью. Поскольку так должно быть, поскольку это ради общего, в том числе и моего, блага, то этой норме необходимо и следовать. Демократическое общество сможет выполнять гражданские законы, если они не противоречат нравственному Закону совести, а последний вместе с религиозно-нравственной идеей с детства «впитан с молоком матери».   Откуда может взяться всенародное уважение к законам, которые пишутся олигархами в собственных интересах?

Что может остановить деградацию, падение духа восточнославянских народов?

Деградацию восточнославянских народов может остановить только религиозно-нравственная идея, приподнимающая каждого человека над собственным эгоизмом. Ситуация может быть радикально изменена только в случае духовного подъёма восточнославянских народов, например, если произойдёт восстановление православной нравственной идеи и былого православно - имперского мессианства в сознании миллионов наших сограждан. В этом случае, как следствие, появится полноправный претендент в мировые лидеры, субъект воссоздания империи мирового влияния, средство обеспечения международной справедливости.

А есть ли у восточнославянских народов шанс на восстановление православной империи?

Есть! Баланс идеологического противостояния всё ещё может измениться в пользу православной империи. Ведь живы православные истоки, строятся новые храмы, возрастает интерес к святоотеческому наследию. Жива любовь к своей многонациональной имперской Отчизне десятков миллионов наших соотечественников (при этом не следует путать Отчизну с отдельными чиновничьими государствами – осколками СССР, спроектированными по западному сценарию). Наша Отчизна накопила колоссальный опыт выживания в труднейших исторических условиях. В народном сознании произошло разочарование в либеральных ценностях. Подошли к критической черте экономические проблемы Запада как естественный результат развития экономики, построенной на либеральных биржевых и банковских принципах. Следствием имеющихся экономических проблем и отсутствием механизмов их решения, является назревший не только экономический, но также политический и мировоззренческий кризисы в доминирующей квазиимперии мира – США, а также у её вассалов – в Западной Европе. Последний системный кризис может привести к радикальным изменениям богоборческого либерального мирового порядка. Уже вполне реальным представляется и изменение в этническом лидерстве, в зависимости от того, чей дух окажется сильнее. Сильнее окажется тот дух, чья идеология способна давать четкие, убедительные представления о смысле жизни народа и отдельного человека. Тут христианская нравственная идея имеет огромное преимущество перед изжившей себя либеральной концепцией. Концепция православной империи – это, прежде всего, духовное устремление. Не случайно, что Россия вернула себе главный имперский символ - двуглавый орёл как герб державы, унаследованный от византийской православной империи. Всякий символ несёт в себе духовную энергетику. Этот символ впитал в себя энергетику пятнадцати веков православного духа! Двуглавый орёл как герб государства означает, что дух православной империи жив, он вновь пробуждён и призывает к выполнению особой, предначертанной судьбой, исторической миссии восточнославянских народов …

Всё это вселяет оптимизм в ожидание очередного возрождения духа восточнославянских народов и восстановление православной империи.

Если православные империи были так хороши, то почему тогда они обе разрушились?

Разрушается всё и всегда, так уж устроен этот мир. Вместе с тем, надо признать исторический факт того, что православные империи являются долгожителями в сравнении с иными известными формами европейского государственного устройства.

Христианская «высшая идея» предопределила в своё время становление и развитие двух православных империй. История показала их жизнеспособность: одиннадцать веков просуществовала восточно-римская (Византийская) и четыре века Российская империя. Редкое государство Европы могло соперничать с этими империями своим долгожительством или могуществом. Но богатейшие, культурно развитые, сильные своей идеологией, обе империи всё-таки пали.

1. Говоря о четырёх внутренних причинах распада империй, прежде всего, следует рассмотреть их духовное состояние. Дух народа, основанный на вере, всегда первичен для рассмотрения состояния общества, поскольку именно сила веры запускает физические и политические процессы объединения и созидания. Слабость народного духа есть причина процессов разложения и распада государств. Дух народа выражается его элитой. Поэтому слабость и разложение духа элиты является доминирующей первопричиной крушения империй и государственности вообще.

     К XV веку в Византийской империи возобладали про-римские, про-западнические тенденции. Элита допустила компромиссные (униатские) с Римом взгляды на Веру и Церковь. В   греческой элите, ранее имевшей имперское мышление стержневого этноса, возобладали   националистические и даже ксенофобские тенденции. Всё это привело и к падению народного духа. Греки устали выполнять миссию титульного имперского этноса. Падение веры, и как следствие – духа, стало основным фактором, предрешившим развал уникальной империи.

       За последние сто лет восточные славяне   дважды теряли свой дух, что дважды предопределило развал имперской матери–Родины. Дехристианизированная, разрезанная на куски Родина, лишенная духа и смысла своего существования, потеряла свою идентичность и почти четверть столетия неуклонно деградирует.

Можно утверждать, что слабость и разложение духа российской интеллигенции и элиты была первопричиной трагедии крушения российской государственности в 1917 г. Дух интеллигенции и элиты, насквозь пропитанный в тот период либеральными лицемерными декларациями, оказался сильнее духа былой православной имперской традиции. «Красная армия» нанесла сокрушительное поражение «белой гвардии», прежде всего, по идеологической причине. «Красные» были едины не только в управлении, но они были ещё вооружены едиными марксистскими идеологическими установками, обещавшими народу социальное равенство и власть. У «белых», отказавшихся от царя и империи, не было не только единого управления, но не было главного - единой идеологии как таковой, и солдатам этой «белой гвардии» было просто не понятно, за что они вообще воюют (за атамана, за временное правительство, за монархию, за анархию, за демократию, за свободу от своего же народа, принявшей сторону «красных»?). Каждый лидер, противостоящий «красным», имел свои идеологические установки, по своему видел будущее страны, и, конечно же, себя на вершине новой власти. Л.Троцкий писал своему брату в США, что если бы «белые» провозгласили понятный народу лозунг   «За Веру, царя и отечество», то «красные» смогли бы продержаться в 1918 г. не более нескольких месяцев.

2. Закат православных империй можно рассматривать через призму олигархической формы управления. Олигархи – это всегда бомба, заложенная под здание государственности. Олигархами были преданы не только правящие династии, но и сам имперский дух. То же было и в случае советской империи. Так называемая «партноменклатура» предала свою же компартию и СССР, «купившись» на идеалы общества потребления.

3. Закат православных империй можно рассматривать и через призму партийной структуры власти. Первое, что делают олигархи – это создают подвластные им партии. Существующая партийная избирательная система обеспечивает реальную демократию, но только для олигархических кланов, содержащих свои партии как инструменты своего влияния. Часто, как, например, было в Византии и России партии отражают интересы других государств. В Византии к моменту её падения самыми влиятельными партиями была «протурецкая» и «прозападная». Победила «протурецкая» и Византия была раздавлена турецким нашествием. В России партия РСДРП, совершившая переворот, содержалась на британские и германские деньги, поэтому фактически выигранная война России с Германий была проиграна. Члены любой партии всегда отстаивают интересы самой партии, но не народа, поэтому партии не объединяют, а разъединяют людей. В этом беда партийной системы власти, которая по своей сути не может являться демократической (имеется ввиду демократия как правление народа). Четыре столетия жила Российская империя без партий. В 1908 г. партии были разрешены и понадобилось менее 10 лет, чтобы империя разрушилась изнутри. Это полезно помнить.

4. Губительным фактором для империй оказалась форма передачи власти. Неотрегулированность престолонаследования постоянно провоцировала дворцовые перевороты в империях. В византийской империи династия Палеологов правила около 200 лет при соблюдении хотя бы и формальной, но обязательной процедуры выборов императора. В России династия Романовых правила более 300 лет, исключив, даже формально, выборность царя. Православные империи не выбирали себе достойных, сильных императоров-менеджеров, а довольствовались представителями правящей династии, стоящими первыми в очереди на корону, но   которые частенько оказывались весьма слабыми лидерами (как, например, Николай II). Это - безусловная беда с точки зрения эффективного менеджмента. Беда ещё и в том, что династическая «богоизбранность» противоречит христианской морали. Согласно христианству, не может быть «богоизбранных» по рождению ни народов, ни династий, ни персон (эта мысль, например, содержится в Послании апостола Павла к Галатам («Новый завет», гл. 3, ст. 27-28): «…Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе»). Избранность перед ликом Божьим можно лишь заслужить своими благими делами. Поэтому только выборность первого руководителя (императора, президента или генсека, как его называть не столь важно, но всё-таки правильнее - императором), решение наиболее серьезных вопросов страны на всенародных референдумах отвечают в полной мере православному мировоззрению, позволяют учитывать мнение народа и его чаяния. Возможность и эффективность выборности первого руководителя демонстрируют процедуры избрания православных патриархов и Папы Римского.

Другой удачный пример совмещения выборности первого руководителя и преемственности курса в настоящее время демонстрирует Китай. То есть выборность возможна, она работает.    

       Выше упомянуты внутренние причины развала империй. Но сбрасывать со счетов внешние причины развала империй тоже не стоит. Так, по заказу венецианских купцов и по благословлению Римской Церкви   западные рыцари - крестоносцы залили кровью и разграбили в 1204 г. веке Константинополь, после чего православное царство так и не восстановилось. Что касается революции 1917 г., то и тут Запад   (точнее, Англия и Германия) изрядно постарался, организовав мировую войну, десятилетия ведя в России антигосударственную пропаганду и щедро спонсируя революционеров, кровожадность которых хорошо известна. Упомянутые внешние причины носили откровенно антихристианский характер.

         Развал православных империй, повлекший за собой трагедии вселенского масштаба, случился как резонанс внутренних и внешних факторов. Акцент на внутренних причинах сделан потому, что внутренние причины подвластны не только элите, ответственной за своё государство, но и воле народа. Кроме того, анализ внутренних причин развала позволяет избежать проблем в будущем.

Не окажутся ли лишними в православной империи неправославные народы, например, мусульмане?

Империя объединяет в себе не только представителей титульной культуры, но всегда и тех, кто себя отождествляет с другой этнической традицией. Поэтому империя включает в себя провинции, а «провинция» - это вовсе не унижение, а обозначение некой самоуправляемой, сохраняющей свой неповторимый облик территории, своего национального   уклада жизни. Православная империя обязана предоставлять условия и добровольную возможность «подтянуться» народам провинций до уровня цивилизации стержневого этноса империи. При этом национальные уклады и элита провинций не только не угнетаются, но, наоборот, поддерживаются центральной имперской властью, а национальные элиты провинций полноценно вливаются в элиту империи. Так, например, в Византийской империи только половина императоров была греками, другая половина представляла выходцев из провинций (этнических меньшинств). И это вполне нормально для полноценной империи. Православная империя – это дар, полученный славянскими племенами от Византии, служить во всем мире по-христиански Богу и ближним, а не отдельной этнической группе. Согласно православной традиции все этносы в империи равноправны: «…нет ни Еллина, ни Иудея,… варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всём Христос», - писал Апостол Павел в Послании к Колоссянам («Новый завет», гл. 3, ст. 10-11). Империя обязана сформировать идеологические установки Общего дела для всех этносов, направленные на защиту мира от любых проявлений бездуховности и псевдодуховности. Империя объединяет народы взаимной выгодой и без принуждения, обеспечивая подлинное братство входящих в неё народов.

Например, в Российской империи, как во всяком государстве, существовал национализм, но отнюдь не в тех уродливых формах пещерного нацизма и русофобии, что стали нормой политической жизни в Эстонии, Литве и Украине. Не было и в помине прибалтийских «лестных братьев» или украинских УНА-УНСО! Почему? А потому, что империя по своей сути не просто уважает, но и заботится о всех населяющих её народах, включая средние и малые, а иначе она просто перестаёт быть империей! Так, например, по доброй памяти о православной империи в нынешней Эстонии бережно охраняются все культурные памятники царского времени. В этом не сложно удостовериться.

Добровольное объединение народов вновь в единую империю вполне возможно на основе понимания общего уникального проекта исторического развития, понимания того, что порознь никому не удастся отстоять не только свою политическую независимость, но даже национальный суверенитет и культурную идентичность. Реальный путь возрождения национальных культур и духовности предопределяется концепцией межкультурного и межконфессионального диалога в имперской парадигме. Опыт четырёх столетий России и одиннадцати веков Византии свидетельствует о возможности и эффективности такого диалога, при котором все народы являются со-работниками своей имперской Отчизны. И наоборот, проект по стиранию национальных границ, по замещению национальных культур мультикультурностью полностью провалился в Западной Европе, где ширится влияние националистов, где люди отказываются быть «гражданами мира» без национальности и родной культуры, где усиливаются протесты против наплыва эмигрантов, не желающих культурной ассимиляции. Например, турки в Германии и арабы во Франции не интегрируются в европейские культуры, предпочитая сохранять свои национальные традиции. Не выдержав столетия, провалился и советский проект по созданию новой наднациональной исторической общности «советский народ»: как только центральная власть зашаталась, все народы тут же разбежались по своим национальным «квартирам». Сохранение национальных укладов жизни является сутью империи, поэтому сохранение культур малых и средних народов от внешних посягательств можно обеспечить в современных условиях только в империи. В Ливии и Ираке, к примеру, внешняя агрессия, которой не смогли противостоять народы этих стран, не оставляет им никаких шансов на восстановление национальных культур. Удел этих малых народов – пребывать в хаосе, управляемом Западом.

Что касается конкретно мусульман, то опыт Российской империи убедительно показал на полную и благотворную совместимость многовекового сосуществования. Надо признать, что ислам XXI века обладает огромной жизненной силой и политической волей, что требует исключительно уважительного отношения к этой вере как к главному духовному союзнику. Речь, разумеется, не идёт об экстремистских течениях, щедро спонсируемых Западом (или его вассалом - Саудовской Аравией). Ректор Московской духовной семинарии А. Осипов справедливо отметил, что традиционный ислам является самым близким к православию по духу, имея в виду серьёзность и искренность своего отношения к Высшему, к очищению от грехов, к идее справедливости. С другой стороны, исламский мир не сможет самостоятельно выстоять против нынешнего «крестового похода» Запада. Нужно объединяться. И наилучшим естественным союзником здесь может оказаться воссозданная православная империя.

Можно ли уточнить, какой идеологический курс предлагается, какой лозунг может кратко отразить предлагаемый идеологический курс и почему?

       Идеология православной империи – это византизм. Она включает христианские нравственные ориентиры, в том числе идеи равенства, справедливости и солидарности, христианское мессианство как высший имперский смысл, имперское величие плюс предлагается прямая демократия (чего явно не хватало в православных империях и что в значительной степени повлияло на их крушение). Цель православной идеологии – обеспечение свободы как возможности развития личности в нравственной атмосфере, воспитание высоких нравственных идеалов и устремлений, пробуждение совести в человеке.

         Предлагается лозунг: «Православие, империя, референдум»!

         Ниже приведено пояснение по этому курсу.

1. Христианская религиозно-нравственная идея позволяет вновь обрести смысл и цель жизни, уйти от деградации и депрессии, консолидировать народы на основе принятия ими Закона милосердной любви в качестве главного и наднационального закона жизни, установить единую нравственную атмосферу в обществе, обеспечить гармонизацию человеческих отношений. Принятие этой идеи позволяет людям мотивировать свои поступки непреходящими евангельскими ценностями. Православие в наиболее полной мере сохранило дух первых христиан и имеет успешный многовековой опыт лидирующей имперской религии, умеющей жить в согласии с традиционными религиями иных народов. Православная Церковь в России, Украине и Белоруссии осталась единственным местом, где люди действительно равны и действительно едины. У нас, собственно говоря, выбор нравственной стратегии небольшой: либо нравственная идея лидирующей имперской религии (религии титульного этноса империи), либо новая религиозно- нравственная идея, либо вариант какой- либо «интеррелигии» как синтеза взаимодополняющих идей мировых и национальных религий. Однако, двадцатый век, приведший к успеху три новых религиозно - нравственных идеи – коммунизма в России, фашизма в Италии и Испании, а также нацизма в Германии, убедительно продемонстрировал пагубность такого новаторства для народов. Далее, приготовить съедобный винегрет из идей разных религий ещё ни у кого не получилось, несмотря на многочисленные попытки (Бахаизм, Ведантизм, Теософия Е.Блаватской, «Агни-Йога» Рерихов, «Христианская Йога» Махариши, «Сознание Кришны», «Интеррелигия» Д.Андреева, учение Ошо, Мунизм и т.п.). Вместо того, чтобы стать основой для становления новой культуры, эти «интеррелигии» имеют лишь сектантский эффект разрушения традиций и основ национальной культуры. По методу исключения, таким образом, тоже остаётся нравственная идея религии стержневого (титульного) этноса страны. В нашем случае – это православие.

2. Империя как форма государственного устройства позволяет объединить равноправные народы, воссоздать мощную во всех отношениях, а, следовательно, реально независимую державу. Для граждан такой империи, независимо от национальности и вероисповедания, будет честью ей служить (что было нормой в дореволюционные времена, независимо от того, ты немец, француз, украинец или русский). Правильно организованная империя обеспечивает стабильность и даёт импульс развитию культур всех народов, её населяющих. Единство империи - во множестве населяющих её народов. Традиционная империя остаётся лучшей из известных форм государственного устройства многонационального образования (СССР, США и колониальная Великобритания - это квазиимперии, поскольку разрушали национальные уклады жизни, формируя сознание индивида как «гражданина мира»). После предательского развала СССР образовался ряд новых, более слабых государств. Любое государство, как показывает исторический опыт, можно учредить (как Косово или Эстонию), либо ликвидировать (как СССР или Югославию), либо перекроить (как Польшу в XYIII или XX в.в.). Страну-Отчизну учредить или перекроить нельзя. Отчизна живёт в сознании, пока жив любящий её народ. Такой страной –Отчизной для восточных славян (и близких им народов) традиционно является православная империя.

3. Всенародный референдум по всем важнейшим вопросам и выборам властей любого уровня (но не «уличная демократия», не цветная революция, не митинговые провокации, не вооруженная оппозиция, не партийная система, не спонсируемые из-за Рубежа демократические институты) как главный инструмент прямой демократии позволяет обеспечить социальную гармонию через народное волеизъявление и становление подлинно демократического гражданского общества. Например, существующая партийная избирательная система обеспечивает демократию, но только для олигархических кланов, содержащих свои партии как инструменты своего влияния. Члены партии всегда обеспокоены лишь интересами самой партии, но не народа. В наше время, благодаря доступности средств коммуникаций и интернета, современное общество уже может позволить себе роскошь частых электронных референдумов как универсального средства реальной демократии для всех граждан.

         Следование этому курсу есть альтернатива западному безнравственному и бездуховному, а потому тупиковому пути развития. Не случайно, что все новые религиозно-нравственные идеи, повлекшие за собой самые жуткие, кровавые эксперименты ХХ века над людьми, а это коммунизм, фашизм и нацизм, родились именно на Западе, находящемся в многовековом поиске антихристианской альтернативы. Запад давно сдался богоборчеству и на нём лежит вина за эти антихристианские новаторства. Но это не значит, что Запад нужно опять объявить нашим врагом, нет. Люди на Западе запутались, как и мы с вами. Тем более, что мы в настоящее время уже ничем не лучше, а, может быть и хуже в том, что касается отношения к Родине и элементарного уважения к человеку.

     Следование названному курсу означает дать человечеству шанс на выживание, шанс на прозрение интеллигенции, на которой лежит тяжкий грех признания революционных идей, идей вульгарного материализма, марксизма, фашизма, нацизма,   либерализма и скептически – презрительного отношения к своей Родине (одним словом, - богоборчества), за которым последовали кровавые социальные эксперименты над людьми с тупиком в финале.

Так что, этот курс предлагает отказаться от материальных потребностей,от комфорта?

Человеческая сущность не только духовная и душевная, она ещё и материальная. Поэтому всему материальному следует уделять должное внимание, в том числе карьере, заработку, достатку, семье, комфорту, здоровью тела и т.п. Речь идёт не об отказе от материальных благ, а о разумном балансе материальных и духовных устремлений, например, на уровне 50-50%. Только так обеспечится гармония человека с самим собой и обществом. При отходе от духовных ценностей происходит деградация не только культуры общества, но и внутреннего мира человека.

В реальной жизни всегда имеют преимущества люди без чести и совести, без духовных устремлений. Вопрос, не предлагается ли заведомо проигрышная позиция для карьеры?

Смотря о какой деятельности идёт речь. Если о криминальной (воровство, бандитизм, торговля наркотиками или людьми, финансовые махинации, детская порнография, садизм и т.п.), то действительно, люди жестокие, без чести и совести будут иметь явные преимущества. Но логика мудрости тысячелетий подсказывает, что лучше оставаться неимущим, но Человеком, чем богатым моральным уродом. За свою аморальность так или иначе всё равно придётся платить, причем уже при жизни. В любой легитимной деятельности духовный фактор не только не мешает, а наоборот, помогает. Например, казалось бы, бессмысленно говорить о духовности в военной профессии как искусству уничтожать врага. Но нет, даже здесь духовность может давать преимущества. Так, знаменитый русский адмирал П.Нахимов показал величайший класс военного искусства с минимальными потерями (иногда и вовсе без потерь) своих матросов в морских сражениях. Как известно, адмирал П.Нахимов, имевший как флотоводец все мыслимые награды и почести, причислен Церковью к лику святых за военные чудеса и набожность. Или другой пример: индийский политический лидер Д.Неру добился изгнания британских колонизаторов исключительно духовным призывом к пассивному неповиновению режиму британских оккупантов. А чего бы стоило творчество А.Пушкина, Л.Толстого, Ф.Достоевского и выдающихся писателей вообще без духовного наполнения литературных произведений?

       Таким образом, речь идёт не о выигрышной или проигрышной позиции, а о достоинстве человека, о том, быть ли ему рабом своих материальных желаний и страстей.

Какова роль Церкви в православной империи?

     Основным в православной империи является принцип «Симфонии», при котором светская и церковная власти находятся в состоянии согласия (гармонии) и сотрудничества (синергии), по аналогии с Божественной и одновременно человеческой природой Христа. Церковь и государство поддерживают друг друга, оставляя за собой свои сферы деятельности. Церковь, занимаясь нравственным и духовным воспитанием и не вмешиваясь в  дела управления государством, имеет право нравственного суждения по любым вопросам, включая политические, а государство, выполняя свои функции, не вмешивается в дела Церкви.

     Речь ни в коем случае не идёт о том, чтобы православная империя директивно навязывала своим гражданам духовную и ритуальную составляющую христианской религии. Такого никогда не было и не будет. Вера и религия – личное дело и выбор каждого. Согласно православной традиции Церковь принимает в свои ряды только тех, кто стремится к ней по собственной и свободной воле. Свобода совести должна быть в любом государстве, уважающем своих граждан. Речь идёт только о принятии единых нравственных норм, без чего общество неминуемо саморазрушается. В современных условиях засилья материалистических установок в умах соотечественников, речь может идти только о нравственной составляющей христианства как отеческой культурной традиции, речь идёт о возвышающем нравственном идеале.

       Православие, таким образом, выбирается нами только потому, что именно его религиозно-нравственная идея предопределила становление и развитие культуры нашей Отчизны и потому, что именно с православной традицией ассоциирует себя подавляющее большинство наших соотечественников.

Так в чем всё-таки видится цель и смысл жизни восточных славян?

         Универсальное (вне времени, пола или нации) понимание смысла жизни человека видится в духовном рождении. По аналогии, поскольку народ состоит из людей, и его смысл жизни может быть определён духовным рождением. Применительно к восточнославянским народам, духовное рождение которых уже заявило о себе в далёком прошлом, речь может идти о духовном возрождении в статусе православной империи.

Важнейшей и первоочередной целью жизни восточнославянских народов должно быть восстановление их духа через обращение к своим духовным истокам. Народам должно хватить разума и воли, чтобы   положить конец всем социальным и духовным экспериментам, издевательствам над людьми, положить конец любому разрушающему влиянию. Дух народа, который воспитывается идеологией на основе своей религиозной традиции, является надёжной защитой от богоборческих идеологий.

Через осознание своей особой роли в мире, своей уникальной миссии понимается смысл жизни восточнославянских народов, заключающийся в сохранении идеалов христианства в его изначальном виде, в служении добру, справедливости и борьбе с силами мирового зла.

Предназначение (миссия) православной империи – «удержать мировое зло» - мировое богоборчество, обеспечивать справедливость в мире, осуществлять профилактику от мировой болезни материализма с идеологией потребительства. Речь идёт не о притязаниях, а о «тяжкой ноше», благородной миссии во имя спасения не только своего народа, но и всего человечества от разрушающего глобального влияния власти мировой финансовой олигархии.

Возвращение к ценностям отеческой веры, к христианской религиозно-нравственной идее является естественным заполнением идеологического вакуума. Это возвращение позволит вновь стать моральным лидером человечества, объединив всех восточных славян и дружественных народов иной веры против натиска богоборческого, разрушающего мир материализма.

Но тут же возникает вопрос: «Как можно действовать под лозунгом «Православие, империя, референдум!» в условиях его неприятия либеральными СМИ, отсутствия материальной и политической поддержки существующей олигархической власти, а также слабой активности, неорганизованности масс, демонстрирующих своё моральное разложение и духовный упадок? Ведь реально будут противодействовать не только доморощенные олигархи, либералы и сектанты, но и хорошо подготовленная и оплаченная армия западных и прозападных средств влияния, которая будет стараться не допустить воссоздания конкурирующей империи.

 

       «Не в силе Бог, но в правде» гласит постулат нравственности восточных славян, который предлагается взять на вооружение.        

         Во-первых, необходимо посильное участие каждого в процессе нравственного преображения общества, в корректировке (когда требуется) мировоззренческих установок. В этом процессе имеет значение душевное устремление каждого отдельного человека. По утверждению психоаналитика К.Юнга, лишь изменение установки отдельного человека становится началом изменения психологии нации. Великие проблемы человечества (или отдельного народа) еще никогда не решались посредством всеобщих законов, но почти всегда – посредством обновления установки отдельного человека. Мысли материальны, они имеют полевую энергоинформационную структуру. Поэтому для человечества и для окружающего его мира имеют значение не только поступки каждого человека, но и его мысли, установки и намерения. Мысли человека предопределяют состояние душевного комфорта или страдания, являются источником доброжелательности или агрессии, источником энергии преображения или депрессии. А общество является тем, о чем думают люди этого общества. Оно перестанет быть безнадежно несправедливым и жестоким только тогда, когда в сознании сначала отдельных людей, а затем и большинства будут преобладать добрые помыслы, спасительные и созидательные мотивы. Всеобщий баланс добра и зла   зависит от мыслей, от нравственных усилий каждого человека. Мир сможет измениться к лучшему, если изменится система ценностных ориентаций у людей, и начинать каждому нужно с себя. «Моя Отчизна - православная империя!», «Я гражданин третьего Рима», «Я гражданин многонациональной Великой Руси!», «я солдат своей Отчизны!», «я воин в борьбе со всякими проявлениями безнравственности и несправедливости!», «я сторонник божественного Закона милосердной любви!», «я защитник национальных традиций и культуры!», «я за всенародный референдум по всем важнейшим вопросам жизни страны!» - вот установка, самоидентификация и ценностная ориентация важнейшего первого шага преображения человека. Это преображение рано или поздно приведёт к преображению безнравственного общества индивидуализма с «политической продажной слизью» в нравственное и справедливое общество – общину с высочайшей нравственной идеей, которую только знало человечество.

Во-вторых, действовать можно и нужно по образу первых христианских ячеек - аналогу современного метода бесструктурного управления. Такое управление более гибкое, чем структурно-иерархическое. В бесструктурном управлении под общую идею или задачу объединяются люди, не подчиняющиеся друг другу. Пока постсоветское общество очень далеко от референдумов вообще, и, в частности, от референдума по вопросу идеологии, не обязательно создавать массовые объединения или партии. На данном этапе стоит задача просвещения соотечественников, потерявших в либеральном тумане не только чувство Родины, но и самих себя, смысл жизни. Эту задачу можно начинать выполнять малой группой или даже единолично, причём совершенно независимо от других единомышленников, разъясняя суть, значимость имперского единения, христианского нравственного Закона и всенародных референдумов в прессе, интернете, разговорах с друзьями и незнакомцами. Голоса отдельных людей рано или поздно сольются в мощный хор. Идея создания нравственного гражданского общества станет силой, когда она овладеет массами. И тогда с этой силой придётся считаться власть предержащим коррумпированным бюрократам и олигархам.

   Заключительным, третьим этапом этого развития станет воссоздание православной империи. Этому будет предшествовать таможенный, экономический и военно-политический союз восточнославянских государств, одобренный на всенародных референдумах. На международной арене такой союз должен действовать единым согласованным фронтом.

Впоследствии избираемая власть империи (без олигархов и с государственной собственностью на все основные ресурсы среды обитания) будет следовать названному идеологическому курсу, проводить референдумы по всем жизненно важным вопросам, заботиться о социальной защите своих граждан, о культурном развитии народов, о технологическом прогрессе и обеспечивать международную справедливость. Только тогда фаза этнической деградации сменится фазой подъёма, тогда альтернативный западному собственный путь развития обретёт реальность, а жизнь восточнославянских народов - духовное наполнение и высокий смысл.

Примечание. Вышеприведенный текст является авторской переработкой в жанре диалога статьи [6].

Список использованных источников:

  1. 1.Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы.- М.: Международные отношения, 2005-25 с.
  2. 2.Бьюкенен П. Смерть Запада. – М.: АСТ, 2003, С. 17
  3. 3.Малер А. Идеология византизма [Электронный ресурс] / Малер А. – Режим доступа: http://www.katehon.ru/html/top/idea/ideologia_vizantizma.htm
  4. 4.Новейший философский словарь: 2-ое изд., переработ. и дополн.- Мн.: Интерпрессервис; Книжный дом. 2001.- 1245 с.
  5. 5.Папаяни Ф. Смысл жизни – Донецк: Норд-Пресс, 2008.-384 с.
  6. 6.Папаяни Ф. Противостояние смысложизненных концепций (к вопросу о перспективах человечества)». Ученые записки Таврического национального университета им. В.Вернадского. Серия «Философия. Культурология. Социология. Том 24(63). 2011. №3-4. С. 306-315
  7. 7. Сухарев Ю. Православное содержание русского патриотизма. В кн. Русская нация - системообразующее ядро российской государственности. Составитель - Е. Троицкий. М.: АКИРН, 2007. - 253 с.
  8. 8.Тараторкин Д. К Святорусской империи [Электронный ресурс] / Тараторкин Д. – Режим доступа: http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/09/05/71.html
  9. 9.Троицкий Е. Русская этнополитология. Том 1, М.: АКИРН, 2001. - 452 с.
  10. 10.Цветков А.П. Религиоведение.-Л: Знание Украины, 2002.-138 с., С.25